ЦБ РФ / 11.12.2019
Доллар (USD): 63,5653 руб.Евро (EUR): 70,4558 руб. Золото: 2993,49 руб. Серебро: 33,97 руб. Платина: 1843,78 руб. Палладий: 3842,92 руб.
СБ-Агро
Место для Вашей рекламы
Интерагромаш
ГлавнаяИнтерактивБлогиСельхозтехника

Блоги - Сельхозтехника

10.10.2014 | Сельхозтехника |
Интервью с гендиректором завода на портале "Время хороших новостей"

Машиностроительный завод «Тонар» - крупнейший российский производитель прицепной техники и автомобилей. На этом предприятии сегодня выпускаются самосвалы, которые в обозримом будущем могут стать бестселлерами не только отечественного, но и мирового автопрома. Основанием смелым утверждениям служат результаты испытаний последней новинки ТОНАРа - «карьерника» Тонар-45251. Эта машина, встав на линию горнодобывающего сектора одного из предприятий Казахстана, заменила собой два китайских самосвала, а на карьере Выборга по некоторым параметрам превзошла сочлененный карьерный самосвал европейского производителя.

О том, как работает сегодня предприятие, кто трудится на нем и какую продукцию планирует выпускать ТОНАР, рассказал порталу «Время хороших новостей» генеральный директор компании Денис Кривцов:

- Денис Юрьевич, сегодня ваше предприятие делает успехи. Самый заметный из них - «карьерник» - ТОНАР по некоторым показателям «обошел» европейский самосвал и заменил собой три китайских самосвала. Как удалось этого достичь?

- Каждое утро мы приходили на работу и работали. Много работали, и, в конце концов, сделали это.

- Вот так просто? Это как в детском мультфильме про крокодила Гену - «мы строили, строили и, наконец, построили…» А если серьезно, ведь это же непросто создавать автомобили, тем более «карьерники»-самосвалы. С чего все начиналось?

- Основатели завода «ТОНАР» - Юрий Павлович Вайнштейн и Владимир Антонович Пазычев работали на ЛИАЗе в советское время. Идея создавать прицепы родилась еще тогда. Когда началась Перестройка, и на ЛИАЗе производство практически остановилось, группа специалистов завода создала отдельное предприятие по выпуску прицепов. Позже «ТОНАР» начал выпускать ларьки. Во время Перестройки малый бизнес еще только зарождался, нужно было возить товар и где-то его продавать. Специализированного транспорта и супермаркетов тогда не было. Товар возили на прицепах, а продавали в ларьках. В то время  на рынках обязательно стояли ларьки и независимо от производителя их называли «ТОНАР». Позже появились хорошие магазины и супермаркеты, время ларьков прошло. Прицепы стали покупать чаще для дачи, и для отдыха. Пришло время перестроиться, и мы тогда переориентировали наше предприятие на полуприцепы. Главное - вовремя поймать курс, куда идти дальше.

- ТОНАР создавался на базе ЛИАЗа?

- Нет, была лиазовская школа. Базы как раз никакой не было. Завод начинался в пустом поле. Развитие шло шаг за шагом. Постепенно покупалось оборудование. Прибыль вкладывалась в дело. Строились цеха. Не было такого, что пришли и все готово. У нас, кстати, нет до сих пор газа, проблемы с электричеством. Я помню в 2004 году, когда строился большой цех, мы так рассуждали, что, наверное, когда-нибудь, мы будем делать 6 прицепов в день. Такая была у нас мечта. А в 2008 году мы делали уже 23 прицепа в день на этой же площади. У нас каждый год что- то новенькое происходит на заводе, а иначе нельзя - рынок в России нестабильный, постоянно меняется. Появляются новые потребности на рынке, новые возможности. Приходится нам постоянно подстраиваться под них. В результате – мы начали производство карьерных самосвалов.

- Некоторые директора заводов жалуются, что и заказы есть, и деньги – тоже, а вот рабочих рук и специалистов на производстве не хватает. У вас как с кадрами?

- Подготовка специалистов, которые приходят на завод, оставляет желать лучшего. За много лет работы мы поняли, что кадры нужно готовить самим. Подбирать молодых сотрудников после Армии или института. Первое время не ждать от них никакой отдачи. За это время обучать их необходимым знаниям, прививать им нашу корпоративную культуру. В итоге мы получаем необходимых заводу специалистов. Конечно, и зарплата должна быть хорошей. Если платить людям 20 тысяч рублей в месяц и жаловаться, что у тебя нет кадров, то понятно, почему их нет. Или просто брать человека на работу и говорить: будешь - сварщиком, вари, как Бог! Ты тоже не получишь этого, потому что не все люди могут варить. Во всем нужны специалисты, которые ниоткуда не возьмутся - их нужно растить. А для этого нужно работника заинтересовать, мотивировать и научить. И, конечно, у завода должна быть социальная программа. Нужно просто правильно работать с кадрами.

- Автомобилестроение - наукоемкое производство. Нужны квалифицированные кадры. Кто работает на ТОНАРе?

- У нас свои конструкторы, технологи. Мы проводим постоянное обучение с ними. Также сотрудничаем с компаниями из Германии, Италии, Финляндии, Китая, Японии, Америки, Австралии. Со всеми работаем. Санкции санкциями, а наше сотрудничество не прекращается.

- ТОНАР - чисто российское предприятие?

- Тонар – российский завод, однако в современном мире не возможно работать в изоляции, без международного сотрудничества. Мы много лет сотрудничаем с компаниями-поставщиками материалов, комплектующих и оборудования со всего света. В Ганновере будет крупнейшая в мире выставка коммерческой техники. Мы там выставляемся. Запланировано много встреч с представителями компаний из разных стран. Я не почувствовал какого-то другого отношения к русским. В общении между предприятиями ничего не изменилось. Наоборот, такое сожаление, что политики играют в свои игры, а все из-за этого страдают. Никто в этом не заинтересован.

 - Денис Юрьевич, как будете решать вопрос импортозамещения?

- Последние месяцы ясно показали, что полностью отдавать иностранцам машиностроение и поставки продовольствия для государства было опрометчиво. Мы оказались в серьезной зависимости от стран, имеющие свои цели и приоритеты и которые могут нам диктовать свои условия.

Поскольку мы конкурируем с новыми европейскими прицепами (которые никто не запрещал), у нас должны применяться только самые лучшие комплектующие в мире. Если мы сейчас скажем: даешь импортозамещение, ничего импортного закупать не будем, то в таком случае как нам сделать качественный прицеп? Где нам комплектующие взять в России? Они просто так не появятся. В последнее время в нашей стране производство только сокращалось, а импорт рос. Прежние производители комплектующих ушли, а новые не пришли. Никому не интересен российский рынок комплектующих, потому что он сравнительно маленький, уровень производства прицепной техники крошечный в сравнении с Европой или Китаем. Если будет выработана промышленная политика, направленная на экономическую безопасность и реализацию защитных мер для развития промышленных отраслей, тогда можно думать об импортозамещении. Мы сейчас можем сколько угодно говорить об этом, но если в России не будет производства, например, качественной стали, такой, как в Швеции, то, что мы можем сделать? Мы можем только там ее купить. 

- Будем верить в то, что промышленное производство в России получит дальнейшее развитие.

- Я буду только рад. Кстати, уже сегодня есть примеры, которые подтверждают начавшиеся позитивные изменения в стране. Особенно это замечают наши иностранные коллеги. Когда они приезжают к нашим поставщикам на Урал, они так удивляются: из Москвы целый день летели, потом еще на перекладных несколько часов ехали. Приезжают, а там суперсовременный завод, на котором работают грамотные специалисты. И это очень позитивно. Но пока это скорее исключение. Как правило, мы видим очень много неработающих заводов. Когда-то в советское время они работали, а во время Перестройки не смогли выдержать конкуренцию. Не смогли перестроиться, инвестировать вовремя в новые технологии, в расширение линейки моделей. Хотя есть предприятия, которые выдержали конкуренцию. Я знаю массу таких производств, и они на верном пути.

- Например, ваше предприятие.

- Не только. Есть коллеги, которые активно развиваются. Они на правильном пути, они инвестируют в свое производство, им нужно просто чуть-чуть помочь.

- А в чем может быть помощь государства?

- От моральной до материальной. У нас, производственников, основная проблема – это дорогие кредиты. Нужно получать очень большую прибыль, чтобы иметь возможность их возвращать. Плюс - это рискованно. Мы вынуждены брать кредиты на год - три, потому что чем больше срок кредита, тем выше проценты и риски. Большой прибыли сейчас в производстве нет. Дешевые кредиты дали бы возможность вкладывать в развитие производства. Например, если завтра будут дешевые деньги, то через месяц мы уже привезем сюда оборудование, которое тут же начнет приносить прибыль и позволит получить другой уровень качества выпускаемой продукции. Но мы в любом случае будем это делать, просто этот процесс займет больше времени.

- У «карьерника» – самосвала «ТОНАР» есть прототип?

- Есть страны, в которых ездят очень бережно, технику не перегружают, где качественные дороги и хороший климат. Это точно не Россия. Есть страны, где перегружают технику, там плохие дороги, нет обслуживания и все время жарко - это например Африка. А в России и перегружают технику, и дороги плохие, и зимой минус 50. Это уникальные условия. Погодные условия России можно сравнить с Аляской или Канадой, но там нет перегрузов и к дорогам бережное отношение. Поэтому у нас не было возможности брать какой-то прототип и использовать его.

Раньше у нас были попытки использовать опыт немцев - брали готовую конструкцию в Германии с мыслью, что раз немцы это сделали, значит, можно ни о чем не думать, просто брать и делать. Но обожглись и поняли, что чудес не бывает. Немцы могут сделать хорошую технику для своего рынка, потому что они знают условия эксплуатации машины. Про Россию они ничего не знают. Поэтому нельзя просто брать их конструкцию, производить технику и продавать ее на российском рынке. При ее создании обязательно нужно учитывать, в каких условиях она будет эксплуатироваться, какие к ней предъявляются требования. Наши конструкторы с учетом этого и проектируют технику, просчитывают ее. У нас все элементы конструкции обязательно рассчитываются на прочность в специальной программе. Что хорошо  и что плохо можно понять на этапе проектирования. Испытание готовой техники проводим уже в реальной жизни. Для этого на «Тонаре» специально создан свой автопарк, где все автомобили и прицепы работают каждый день в реальных условиях. И только после испытаний мы передаем нашу технику клиентам.

- Сколько в процентном соотношении в производимой вами технике импортных комплектующих, а сколько российских?

- 40% - импортных, 60 % - своих. Все, что касается гидравлики, электроники, химии, наукоемкого производства – это импорт. Например, тормозная система. Ее делают три мировых компании. Это очень сложная техника, от нее зависит безопасность транспортного средства.

- Какие рынки сегодня осваиваете?

- Приоритетным для нас является рынок самосвальной техники. Первый самосвал «ТОНАР» мы выпустили в 2003 году и за 11 лет освоили все особенности этого бизнеса. Сегодня  наше предприятие производит несколько моделей самосвалов, в том числе и карьерный самосвал. Эта машина осуществляет технологические перевозки внутри карьера, ей не нужно выезжать на дороги общего пользования. ТОНАР производит самосвалы также для экспортных рынков - Африки, Монголии, Латинской Америки. Эти рынки мало освоены, потому что в этих странах сложные условия , американская и европейская техника  не приспособлена к ним. Самосвалы ТОНАР - это специальное решение. Наши специалисты разрабатывали их с учетом всей информации – как разгружается и загружается самосвал, какие погодные условия, какие дороги и т.д. Активно сейчас у нас также развивается сельхоз направление. Можем сказать, что этот рынок в России пока - чистое поле. Наши колхозники не сильно избалованы современной эффективной техникой. Хотя уже появились современные сельхозпредприятия, которые могут инвестировать в хорошее оборудование. Они закупают немецкие тракторы, комбайны, но по спецприцепам пока непочатый край работы. Так что, нам есть - куда расти.

- Ваши объемы производства?

- В прошлом году сделали порядка 2000 единиц всей продукции. В этом году, наверное, будет чуть меньше. Рынок прицепов по сравнению с 2012 годом упал в два раза. Мы держимся, но рынок сложный. Прицепы, самосвалы - это инвестиционный продукт, который покупается, когда принято решение расширять производство, парк логистической компании. Когда экономика снижается, то решение об инвестициях, как правило, откладывается. Поэтому если экономика еще только начинает кашлять, то мы уже серьезно больны. С другой стороны, наоборот, рост экономики мы чувствуем первыми.

- А сколько понадобится реального времени и средств, чтобы полностью обеспечить производство вашей техники российскими комплектующими?

- Мы сами никогда не сможем делать все комплектующие. Просто потому что это нерентабельно. Для этого нужна специальная государственная программа. Которая на первом этапе своей реализации предусматривала бы ограничение ввоза полуприцепов из-за рубежа. И те 60% полуприцепов, которые ввозятся сейчас на российский рынок из Европы, создавались здесь, пусть с импортными комплектующими. На следующем этапе – обратить внимание всех производителей комплектующих на российский рынок и предложить им организовать свое производство в России. Кстати, все европейские производители комплектующих уже сейчас стараются разместить свои производства на Востоке – в Польше, Словакии. То есть пойти по пути Китая. У них огромный рынок. Хочешь туда зайти – пожалуйста, приходи, но для этого нужно создать свое производство в Китае. Например, они производят прекрасные скоростные поезда, которые развивают скорость до 400 км час, как у нас Сапсан. Только мы его купили готовым в Германии, а они тех же немцев пригласили и создали производство по выпуску этих поездов в Китае. Все технологии, производственные мощности, все там.

Таким образом, когда возникают крупные производства автомобилей, поездов, самолетов неизбежно вокруг этих предприятий сами появляются производители комплектующих, качественной стали, пластика, и т.д. Главное, в этот момент не ограничивать их, а помочь прийти и освоиться на новом месте. Чтобы они приходили не в чистое поле, а на производственные площади с готовой инфраструктурой, с уже подведенным газом, электричеством.

Кстати, в Америке и Европе нет таких предприятий, которые бы занимались всем: от резки металла до сборки. Как правило, там кооперация - один режет металл и гнет, другой сваривает, третий красит. А само предприятие занимается разработкой и окончательной сборкой. Каждый делает то, в чем он специалист.

В силу разных обстоятельств, мы на ТОНАРе за последние годы много деталей начали делать сами, хотя раньше их покупали. Все сварочные комплексы сами разрабатываем. Роботы, конечно, покупаем, но сам комплекс разрабатывают наши специалисты. Роботы они же все одинаковые,  а сделать из этих роботов сварочный комплекс – это задача сложная и мы ее успешно решаем. Сначала пробовали купить в Европе готовые системы, а потом поняли, что готовых решений и там нет. Хотя, за разработку системы просят очень дорого. А почему? Все риски закладывают в цену и экспериментируют на нас. Теперь решили сами все делать. Мы точно знаем что хотим, знаем слабые места, где можем споткнуться и их заранее учитываем. А когда ты покупаешь за огромные деньги комплекс и потом имеешь те же проблемы, нет никакого смысла.

- Сколько роботов на вашем заводе?

- На ТОНАРе10 роботов. Планируем расширять парк робототехники. На первом этапе расширим до 26 роботов. Сварку сначала доведем, потом покраску. Сейчас началась работа над следующим сварочным комплексом .

- Вы верите в будущее российской промышленности?

- А что еще остается делать? Конечно, верю. У нас столько людей, которые могут не хуже других строить самолеты, корабли, поезда и автомобили. И если не российская промышленность, то тогда что же нам останется? Чем же мы будем заниматься? Мне производство очень нравится. Это такой благодарный труд. Когда мы сыном едем в машине, и он видит, как мимо нас проезжает наша техника, он с гордостью говорит: «Вот папин прицеп проехал». Это всегда очень мотивирует. В этом плане я не завидую биржевым спекулянтам, наверное, им сложно объяснить своим детям, чем же они занимаются.

- Я считаю, что производство-это тоже творчество.

- Безусловно. Все что у нас есть в России, так это творческий потенциал. Реализовать его потом в миллионном тираже - вот тут уже проблема. Нужна дисциплина, которая есть у азиатов, китайцев например. Кулибиных и Левшей в России всегда хватало. У нас на ТОНАРе иногда такие решения находят, что не перестаешь удивляться.

- Денис Юрьевич, напоследок хочу задать вопрос, который я раньше часто слышала от своей дочери. Если бы у вас была возможность попросить Президента выполнить одно единственное желание, что бы вы попросили?

- Вернуть производство в Россию.

Читать дальше →
Автор: Наталья | Метки: Тонар, завод Тонар, Кривцов | Комментариев: (0)
22.08.2014 | Сельхозтехника |
АМАК-система - конкурент

Рассматриваются две конкурирующие системы для производства зерна: тракторная и заводская на основе АМАК-систем. Делаются выводы.

АМАК-система – конкурент

 

АМАК-систему, как принципиально новое предприятие для производства зерна (см. Интернет, сайт www.amak-sistema.ru) можно рассматривать как конкурента существующей тракторной системе земледелия для аналогичных целей, то есть для производства зерна. АМАК-система – российское изобретение и давно уже могла быть внедрённой в зерновое производство страны, но по каким-то причинам этого до сих пор не произошло. Хотелось бы выявить эти причины, используя системный подход.

 

Системный подход предполагает: наличие чётко сформулированной цели, указания необходимых ресурсов, структуры системы, где будет реализована цель, и принятые ограничения. Предположим, что мы имеем две конкурирующие системы, каждая со своей специфической структурой – заводская (на основе АМАК-систем) и тракторная (на основе тракторов, комбайнов, зерновозов и другой известной техники). Применительно к зерновому производству России формулируем цель: каждая из систем должна производить по 145 млн. тонн зерна в год (именно столько должна производить Россия зерна согласно нормативу международной продовольственной и сельскохозяйственной организации ФАО при ООН). Используются ресурсы: земля (активные угодья), воздушная естественная среда, солнечный свет, методы, семена, вода, минеральные удобрения, пестициды, устройства и сооружения, энергия, живой непосредственный труд и время (тоже ресурс!). Структура заводской системы обусловлена применением АМАК-систем, а структура тракторной системы определяется применением известной сельскохозяйственной техники и сооружений – тракторов, прицепных агрегатов, комбайнов, зерновозов, зернохранилищ и иных устройств. Принятые ограничения: используется безотвальная технология; живой труд регламентируется законами Российской Федерации; дождевые осадки составляют 350 мм в год; зерно хранится временно на зерноскладах каждой системы; средняя урожайность зерновых в тракторной системе 2,26 т/га (средняя урожайность зерновых в России по итогам 2013 года, без применения искусственного орошения, как правило). Произведём ориентировочный расчёт использованных ресурсов в каждой из систем, сравним их, проанализируем и сделаем соответствующие выводы. Итак, конкуренты к расчёту готовы (сами расчёты выведены за рамки статьи).

 

Земля (активные угодья). В тракторной системе требуется 64 млн. га, в заводской – 14,5 млн.га (урожайность в АМАК-системе составляет 10 т/га, так как поверхность активных угодий не переуплотняется ходовыми частями какой-либо техники, применяется искусственное орошение, используется подкормка минеральными удобрениями и уничтожение вредителей растений в течение всего вегетационного развития растений, используется прецизионная технология сева). Вывод: применив заводскую систему, можно сэкономить 49,5 млн. га земли (активных угодий).

 

Воздушная естественная среда. Она определяется площадями активных угодий сравниваемых систем. Применив заводскую систему, можно сэкономить воздушной среды над площадью в 49,5 млн. га и использовать её для различных полезных целей.

 

Солнечный свет (солнечная энергия). Как и воздушная среда, он определяется площадями активных угодий сравниваемых систем. В тракторной системе к активным угодьям дошло 921,6 трлн. МДж (мегаджоулей), а к заводской – 208,8 трлн. МДж солнечной энергии. Вывод: применение заводской системы вместо тракторной экономит 712,8 трлн. МДж солнечной энергии, которая может быть преобразована в электрическую (с помощью солнечных батарей) или использована для других полезных целей.

 

Методы. В тракторной системе используются классические методы ведения земледелия, в заводской – методы мостового земледелия. В тракторной системе борьба с сорняками и вредителями растений ведётся с помощью методов применения ядохимикатов, в заводской – с помощью применения электромагнитных, ультразвуковых, лазерных и иных подобных устройств. Вывод: методы заводской системы в экологическом плане предпочтительнее методов тракторной системы.

 

Семена. В тракторной системе используется 9,6 млн. тонн семян, в заводской – 2,2 млн. тонн. Вывод: применение заводской системы вместо тракторной экономит 7,4 млн. тонн семян.

 

Вода. В тракторной системе используется 145 млрд. куб. м дождевой воды, в заводской – 45 млрд. куб. м дождевой и 100 млрд. куб. м воды искусственного орошения. Вывод: в отличие от тракторной системы, в заводской системе используется не только дождевая, но и вода искусственного орошения, что существенно увеличивает урожайность зерновых и повышает надёжность их производства.

 

Минеральные удобрения. Обе системы используют одинаковое количество минеральных удобрений – по 11 млн. тонн каждая. Конкуренции систем нет.

 

Пестициды. В тракторной системе использовано 289 тыс. тонн пестицидов. Заводская система пестицидов не применяет, так как использует электромагнитные, ультразвуковые, лазерные и иные методы и устройства борьбы с сорняками и вредителями растений. Вывод: химическая промышленность России может уменьшить производство пестицидов на 289 тыс. тонн в год, их не надо распылять по полям, отравляя людей, птиц и животных.

 

Устройства и сооружения. В тракторной системе устройств и сооружений используется на сумму 6,4 трлн. рублей (тракторы, сеялки, комбайны, зерновозы и зерносклады). В заводской системе используется 14500 АМАК-систем общей стоимостью 145 трлн. рублей (10 млрд. руб. одна АМАК-система). Вывод: стоимость АМАК-систем заводской системы в 22,6 раз превышает стоимость устройств и сооружений тракторной системы, что в финансовом плане делает заводскую систему неконкурентоспособной.

 

Энергия. В тракторной системе использовано 9,3 млрд. МДж энергии путём «сжигания» моторного топлива в дизельных и бензиновых двигателях тракторов, комбайнов и зерновозов. В заводской системе использовано 24,2 млрд. МДж энергии в виде электрической энергии стационарных электростанций. В тракторной системе «львиная доля» энергии (88,04%) ушла на передвижение собственных масс тракторов и комбайнов по стерне, а зерновозов – по грунтовым дорогам. То есть для перекатывания самих себя по активным угодьям и грунтовым дорогам. В заводской системе почти вся энергия (99,78%) затрачена на поднятие воды из каналов-хранилищ и её транспортировку вдоль АМАК. Вывод: в тракторной системе энергия расходуется, в основном, на «перекатывание» по стерне и грунтовым дорогам собственных масс тракторов, сеялок, комбайнов и зерновозов, а в заводской – на транспортировку воды для орошения.

 

Живой непосредственный труд. В тракторной системе использован живой непосредственный труд 960 тысяч работников – механизаторов, агрономов, администраторов, кладовщиков, бухгалтеров-кассиров и материально ответственных. В заводской системе использовано 72,5 тыс. работников – командиров АМАК, инженеров-агрономов, инженеров-операторов и инженеров-электриков. Вывод: при применении заводской системы вместо тракторной примерно в 13 раз повышается производительность живого непосредственного труда, при этом вместо низко квалифицированного и мало комфортного используется высоко квалифицированный и высоко комфортный труд.

 

На основании изложенного выше, можно сделать итоговый вывод: чтобы сэкономить 49,5 млн. га земли (активных угодий), 7,4 млн. тонн семян (ежегодно), 289 тыс. тонн пестицидов (ежегодно), 887500 работников, полностью электрифицировать и автоматизировать производство 145 млн. тонн зерна (ежегодно) при урожайности в 10 т/га и сделать труд хлеборобов комфортным, надо профинансировать это мероприятие (создание заводской системы производства зерна) в размере 145 трлн. рублей. Цифра огромная, фантастическая, нереальная и даже сказочная (82, 937 трлн. руб. – федеральный бюджет России на 2015 год). Но в России всегда умели сказку делать былью. Может быть и на этот раз получится. Если не получится, то можно начать хотя бы с «присказки» – изготовлении одной опытной АМАК-системы с финансированием в 10 млрд. рублей, что в тридцать раз меньше, чем собираемся потратить на строительство моста через Керченский пролив. Ходить и ездить через этот мост будет не каждый россиянин и не каждый день, а хлеб едим все и ежедневно.

 

Ю. Жуков

 

Читать дальше →
Автор: Юрий | Метки: АМАК-система, тракторная, система, производство, зерно | Комментариев: (0)
Agroday.ru, Copyright © 2011-2015 ООО "ЭКСПОМЕДИА". Все права защищены.
Email: support@agroday.ru Тел./факс: +7 (863) 2820411, 2820412, 2820413, 2820346, 2820346, 2401488
При полном или частичном использовании материалов сайта гиперссылка на http://agroday.ru обязательна.
Яндекс цитирования
Разработка портала: Adlogic Systems
Платформа: Xevian