Годом большого вызова 2014-й станет для сельского хозяйства, особенно для зернового производства. Накопленные системные проблемы подходят к критической черте. В первую очередь это вопросы высокой долговой кредитной нагрузки. Несмотря на беспрецедентный инструментарий поддержки, в том числе через программу «Агробизнес-2020», есть риск недостаточности этих мер. Вполне возможно, что сельхозпроизводители уже весной будут иметь затруднения по выплате зарплаты и налогов. Вместе с тем именно они являются системообразующими работодателями в сельских регионах, особенно в северных областях. А их банкротство может повлечь существенное, оценочно – до 50%, снижение посевных площадей и рост безработицы в сельской местности. Последствия замалчивания и нерешения этих проблем могут быть сопоставимы с ситуацией 2007 года в банковской сфере, когда финансовые институты стояли перед лицом дефолта.

В целом бизнес-климат страны по сравнению с большинством коллег по странам СНГ считается конкурентоспособным и привлекательным для инвестиций. Для дальнейшего его улучшения необходимо решать вопросы защиты прав частной собственности, существенного снижения правовых рисков ведения бизнеса. Надежды в связи с этим возлагаются на новые кодексы, которые предстоит разработать в текущем году – Предпринимательский, Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы, ряд законов.

Большой вызов для дальнейшего улучшения бизнес-климата страны представляет вопрос повышения качества человеческого капитала, реформа системы образования как высшего, так и профессионально-технического и даже школьного. Предприниматели всё больше ощущают в своём бизнесе дефицит квалифицированных кадров, всё более отчётливо проявляется проседание в образовании на всех уровнях, которое произошло после развала СССР. Всё чаще возникают у предпринимателей мысли о необходимости либерализации доступа иностранной рабочей силы на казахстанский рынок.

Есть опасения у бизнес-сообщества и по поводу повышения ставок акцизов. Ведь рост ставок акцизов на табачную и алкогольную продукцию в 3,2 раза в 2016 году по сравнению с 2013 годом радикально отличается от налоговой политики, которую государство проводило в последние годы. У нас нет опыта подобного радикального роста акцизов, поэтому предсказать, как он повлияет на потребление как легального, так и нелегального продукта пока сложно. При этом сложившийся ценовой разрыв по табачной продукции между Казахстаном и Кыргызстаном уже стимулирует трансграничную торговлю.

Резкое повышение акцизов и, следовательно, цен, а также расширение возможностей поставлять на рынок нелегальную продукцию по более низкой стоимости будет на руку контрабандистам. Такое развитие ситуации нежелательно как для производителей, так и для государства, поскольку бюджет может лишиться доходов в виде недополученных акцизных налогов. Обезопасить свои рынки страны смогут путём скорейшей гармонизации акцизов в рамках Единого экономического пространства. Важно также усиливать контроль на границах, бороться с нелегальным оборотом алкогольной продукции в стране и добиваться исполнения законодательства. Хочу отметить, что до нас резкий скачок акцизов испытало большинство стран Европы, но роста бюджетных доходов и сокращения уровня курения они так и не достигли.

Системно не решается вопрос доступа к кредитным ресурсам для малого и среднего бизнеса. По госпрограммам поддержки бизнеса, в том числе «Дорожной карте бизнеса-2020», «Агробизнес-2020», предусмотрены различные инструменты поддержки, субсидирования процентных ставок и тому подобное. Но это меры бюджетно-налоговой политики, тогда как системно вопрос доступности кредита в экономике решается мерами монетарной политики. И мы ждём от Национального банка как органа, ответственного за проведение денежно-кредитной политики, решительных действий в направлении повышения доступности кредита для МСБ.

2014-й считается годом, когда Казахстан должен вступить во Всемирную торговую организацию. Ключевой вопрос в том, на каких условиях мы вольёмся в сообщество в части тарифного регулирования. Существуют разные направления: будет ли происходить взаимное сближение ставок либо партнёры ВТО согласятся на сближение с российскими обязательствами. В любом случае большим достижением считается, что Россия согласна с тем, что Казахстан должен вступать в ВТО на своих условиях, на которых он договорился. Соответственно в 2014 году мы ожидаем, что правительство и бизнес начнут активно осваивать инструментарий поддержки предпринимательства в условиях ВТО. Пока реальные условия вступления не раскрываются, и сделать полноценный анализ не представляется возможным.

Продолжается процесс евразийской интеграции. В наступившем году предстоит разработать и принять кодифицированный договор о Евразийском экономическом союзе (ЕЭС). Сейчас документ интенсивно обсуждается, но уже по косвенным признакам видно, что процесс идёт сложно. В текущем году также стоит задача разработать новый Таможенный кодекс ЕЭС, в который будут введены прогрессивные элементы из казахстанской и лучшей международной практики. Например, условный выпуск и посттаможенный контроль, электронное декларирование, совершенствование процедуры подтверждения таможенной стоимости и другие.

Уже сейчас предприниматели ощущают избыточность технического регулирования в рамках Таможенного союза. Принято или планируется принять свыше 60 первоочередных технических регламентов. По отношению к ним аналогичных зеркальных регламентов в Европейском союзе существует только 20. Поэтому определённый вызов, который стоит перед Единой экономической комиссией и правительством, – адаптировать законодательство в области технического регулирования к реальным возможностям не только предпринимательского сообщества, но и самого государства. Если наднациональная законодательная база не будет усовершенствована и упрощена, то бизнес физически не сможет её исполнять. Это может привести к тому, что нормы техрегулирования будут существовать только на бумаге, но фактически – не исполняться.

Кроме того в 2014 году мы ждём, как решатся некоторые показательные прецеденты. К примеру, утилизационный сбор, или книжки МДП, когда решения Федеральной таможенной службы России прямо противоречат базовым принципам экономической интеграции. При этом я убеждён, что экономический аспект интеграции, доступ на 150-миллионный рынок России и Беларуси крайне необходим отечественным предпринимателям для дальнейшего развития.

В прошлом году на все опасения внутри страны в отношении евразийской интеграции президент страны однозначно сказал, что процесс носит экономический характер и его политизация недопустима. И это даёт определённый повод для оптимизма в отношении того, как в дальнейшем будет происходить интеграционное движение.