Отечественное сельское хозяйство сохраняет специфичную, нетипичную по мировым меркам организационную структуру. Его отличает многоукладность. Необычайно большую роль в сравнении со странами аналогичного уровня экономического развития играют личные подсобные хозяйства населения, которые постепенно сокращают объемы аграрной деятельности, но все еще обеспечивают более 40% производства сельхозпродукции.

Кроме того, исключительно большую роль в структуре производства занимают крупные хозяйства (около 40% общего объема и более 80% коммерческого производства). Позицию наиболее значительных и инвестиционно активных игроков, а также главных бенефициаров господдержки сохраняют крупнейшие образования – агрохолдинги, которые за рубежом, в отличие от России, практически не вовлечены непосредственно в сельскохозяйственную деятельность.

В 2013 году доля сельского хозяйства и пищевой промышленности в структуре ВВП, по данным Росстата, составила 5,2%. Рост отрасли в последние годы отличается стабильностью, то есть не повторяет макроэкономическую динамику. За январь – сентябрь 2014 года, производство в сельском хозяйстве выросло на 7,7% по отношению к соответствующему периоду предыдущего года, что является наилучшим показателем среди ключевых направлений национальной экономики. В нынешнем году отрасль, судя по предварительным данным за январь – сентябрь, окажется главным источником прироста ВВП России. Следует, однако, учитывать, что в немалой степени высокий показатель связан с благоприятными погодными условиями и высокими урожаями культур открытого грунта.

К 2014 году валовые объемы производства в отрасли приблизились к пиковым показателям постсоветского периода, однако все еще не достигли их.

Россия превратилась в крупного экспортера зерновых и масличных культур, существенно превзошла советские показатели по производству куриного мяса. При этом в отрасли существенно возросла производительность ресурсов (используется меньший объем пашни, минеральных удобрений, численность занятых сократилась вдвое).

В то же время за период активного развития отрасли не удалось переломить неблагоприятную ситуацию в скотоводстве, садоводстве, производстве бахчевых культур и до последнего времени овощей закрытого грунта. Особенно тяжелое положение сложилось в секторе молочного скотоводства, где наблюдается медленное сокращение как основных фондов (поголовье скота), так и производства основного продукта – молока.

По мнению ТПП России, проблемными остаются те направления отечественного сельхозпроизводства, которые отличаются высокой капиталоемкостью (в особенности это касается выращивания овощей в закрытом грунте) и длительной окупаемостью инвестпроектов (10–15 лет – мясное и особенно молочное скотоводство, садоводство).

Эмбарго на импорт продукции из стран, использовавших санкции против России (ЕС, США), коснулось порядка 40% импорта и привело к росту цен на внутреннем рынке и доходности в сегментах агробизнеса, где были широко представлены зарубежные аналоги российской продукции. В первую очередь данный эффект проявится в секторах молочного скотоводства, свиноводства, птицеводства, производстве овощей закрытого грунта и сахароносов.

Девальвация рубля привела к снижению относительной (в долларовом выражении) стоимости услуг и товаров естественных монополий – природного газа, электроэнергии, железнодорожных перевозок (в меньшей степени сказанное относится к регулируемому рынку моторных топлив, в частности дизтоплива). Этот эффект повышает конкурентоспособность отечественных аграриев в сравнении с иностранными фермерами. В особенности значительным он может оказаться для тепличного хозяйства.

Схожий позитивный эффект будет выражаться в снижении стоимости ряда других крупных статей затрат – в частности оплаты труда.

Небольшое снижение покупательной способности населения в рублевом эквиваленте (с учетом инфляции) и значительное – в долларовом приведет к естественному замещению части относительно дорогих импортных продуктов питания отечественными аналогами.

По мнению экспертов ТПП России, эта тенденция в особой степени будет благоприятствовать повышению спроса на отечественные аналоги в сегменте молочной и алкогольной продукции.

Вместе с тем ТПП России отмечает, что указанные позитивные эффекты будут частично нивелированы негативными последствиями макроэкономической и политической нестабильности в Российской Федерации.

Последствия уже выразились в увеличении стоимости кредитных ресурсов и снижении конкуренции на этом рынке с уходом с него иностранных финансовых структур (в частности ЕБРР). Следует ожидать переоценку рисков и пересмотр инвестиционных планов российскими и в особенности западными компаниями. Позитивные эффекты будут в большей степени носить краткосрочный характер

В частности, эмбарго на импорт продовольствия из США и ЕС и текущий рост стоимости сельхозпродукции попросту не сможет учитываться большинством инвесторов как благоприятный фактор из-за короткого периода его действия (1 год).

По экспертной оценке ТПП России, макроэкономический фон в целом не благоприятствует развитию наиболее важных с точки зрения импортозамещения направлений сельского хозяйства, развитие которых в первую очередь связано с привлечением долгосрочных инвесторов в проекты по организацию новых (greenfield) производств.

В настоящее время рост в растениеводстве обеспечивает развитие отдельных нишевых направлений – производство кукурузы, сои, ржи, гороха, а также масличных. Тем не менее, в ближайшие годы ожидается замедление темпов роста сельского хозяйства в целом.

Прежний драйвер роста (инвестиции агрохолдингов в сегменты с высокой доходностью и сравнительно быстрой окупаемостью, нацеленные на внутреннего потребителя) к настоящему времени завершает свое действие. В большинстве «защищаемых» отраслей (свиноводство, птицеводство, выращивание сахароносов и риса) достигнуто насыщение,  отечественное производство, по оценке ТПП России, достигает 80 и более процентов от емкости внутреннего рынка. Для развития отрасли необходимы принципиально новые драйверы и стимулы.

Подготовил Сергей Тюрин,
ТПП-Информ